В чужие страны



В чужие страны

Корреспондент «АиФ — Саратов» побеседовала с Александром Зуевым, руководителем региональной общественной организации «Ассоциация вынужденных переселенцев «Саратовский источник».

В чужие страны

— Александр Пулатович, Европу захлестнула волна мигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока. Как оцениваете происходящее?

— Сам процесс для Европы резко негативен. Прибывают люди совершенно другой культуры, иных жизненных ценностей. Они, как это ни парадоксально, смотрят на Европу презрительно: считают, что европейцы — люди, погрязшие в грехах. Тем не менее беженцы стремятся в эти страны, потому что там благополучно с экономической точки зрения и можно хорошо обустроиться.

Приехавшие семьи продолжают жить своим миром. Женщины носят чадры, соблюдают законы родной страны, выходят из дома только в сопровождении, не учат чужой язык. Мужчины свободно передвигаются и работают, но придерживаются закрытой общины. То есть мигрантов ещё нужно обучить, перенастроить, воспитать в них хотя бы минимальное уважение к государствам, в которые они перебираются. А это практически невозможно.

— Какие миграционные потоки наблюдаются у нас в России?

— Миграционная практика в России поставлена гораздо лучше, чем в Европе. Нашей стране, можно сказать, везёт — она стала наследницей СССР. Многое из того, что было заложено несколько десятилетий назад, — идея взаимопроникновения культур, межнациональное сотрудничество — сейчас позитивно сказывается. Оставшиеся связи продолжают управлять миграционными процессами, и последние не представляют для нашей страны большой опасности.

Условно можно выделить два основных потока: добровольное переселение соотечественников и трудовая миграция. В первом случае работает специальная госпрограмма. По её реализации Саратовская область занимает первое место в ПФО, что не случайно — у нас созданы все условия для переселения. А вот трудовая миграция значительно снизилась. В регионе в этом году патенты получили лишь 6226 человек (на 30% меньше, чем в прошлом году). Но уменьшение трудовых мигрантов связано не только с общим сокращением потока. Люди из Армении и Киргизии теперь могут свободно работать без патентов, поскольку эти страны вошли в Таможенный союз.

— Не связано ли это сокращение трудовых мигрантов с нестабильной экономической ситуацией?

— В какой-то мере. По моим наблюдениям, в области снизилось количество рабочих мест. Региональное министерство занятости, труда и миграции мне, конечно, возразит, предоставив оптимистичные цифры. Но я говорю о тех рабочих местах, зарплаты которых позволяют человеку жить. С другой стороны, я достаточно чётко отслеживаю происходящее в странах СНГ. Их национальные валюты тоже снизились: то, что они раньше продавали за 500 долларов, сегодня отдают за 200. Люди зарабатывают столько же, а покупательская способность упала до уровня, который был два-три года назад. Россия однозначно по-прежнему остаётся привлекательной для трудовых мигрантов.

— Есть ещё один фактор, отразившийся на количестве прибывших: с 2015 года для мигрантов ввели обязательное тестирование на знание языка, истории и законодательства РФ. Как оцениваете такое решение?

— Это давно назревшая мера. Но мы недостаточно подготовились. Необходимо было заключить межгосударственные договоры с теми странами, откуда прибывает наибольшее число мигрантов, создать специальные учебные центры. Тогда бы сегодня не было многочисленных жалоб и просьб. Прибывшим мигрантам на патент, медицинскую страховку, тесты необходимо около 25 тысяч рублей! А некоторые приезжают к нам, не имея даже необходимой одежды. В целом сами тесты разработаны хорошо. Но их введение больно ударило по психологическому состоянию людей. С человеческой точки зрения, решение было поспешным. И в то же время такой порядок необходим.

— Каков портрет трудовых мигрантов? Действительно ли они занимают те рабочие места, на которые не идут саратовцы?

— 75% трудовых мигрантов в нашем регионе — выходцы из Узбекистана. Это трудоспособные люди в возрасте от 25 лет. Приезжают они сюда, чтобы выжить. Казалось бы, территория Узбекистана в пять раз больше Саратовской области, но пригодных для жизни земель там столько же. Если у нас проживает чуть более 2,5 миллиона человек, то там свыше 30 миллионов! Очевидно, что в Узбекистане остро назрела проблема нехватки ресурсов, рабочих мест. Среди трудовых мигрантов большинство не имеют профессиональной квалификации, и места они занимают соответствующие. В прошлом году 40% из тех, кто приехал к нам, работали на селе. В целом, по моим наблюдениям, трудовые мигранты не составляют конкуренции саратовцам на рынке труда. Это очень важно, в обществе не возникает напряжения.

— Многие ли из приехавших хотят у нас остаться навсегда?

— Приблизительно треть из них. В этом году большее число людей подали документы для получения разрешения на временное проживание. Это связано с ухудшением экономической ситуации и обострением состояния тревоги в таких странах, как Таджикистан, Узбекистан. И если в прошлые годы каждый пятый трудовой мигрант думал о том, чтобы приобрести российское гражданство, теперь — каждый третий. Люди стремятся перевезти сюда свои семьи. Детей без проблем принимают в школы. Там они быстро заводят друзей, осваивают язык. Процесс адаптации идёт очень хорошо.

— Как обустроились в регионе беженцы из Украины?

— В целом приём был организован неплохо. Особенно хорошо работали сотрудники регионального Управления федеральной миграционной службы и министерства занятости, труда и миграции. Все соотечественники с Украины получили статус убежища, который присваивался в течение трёх дней. Это позволяло им сразу трудоустраиваться без специальных разрешений. Из 7 тысяч прибывших более 3 тысяч человек решили остаться и вступили в программу переселения соотечественников. Порядка 80% из них живут в Саратове.

Основная проблема для переселенцев — жильё. Казалось бы, в нашем городе можно недорого снять однокомнатную квартиру — за 8-10 тысяч рублей. Но камнем преткновения стала необходимость вставать на миграционный учёт. В среднем за каждого члена семьи нужно заплатить по 3 тысячи рублей. А если человек в одном месте прописан, а живёт в другом, штрафуют нещадно. И этот вопрос до сих пор очень болезненный. Более половины бюджета семьи уходит на оплату жилья и прописку.

Для того чтобы встать на миграционный учёт, необходимо обязательно явиться лично, выстоять огромную очередь в немыслимой давке. Я неоднократно бывал в отделе ФМС Заводского района. Там ужасные условия и для самих сотрудников: тесные помещения, переход на второй этаж по узкой вертикальной лестнице. Там здоровый человек не поднимется, что уж говорить о тех, у кого заболевание сердца или опорно-двигательного аппарата… ФМС остро нуждается в помощи.



В чужие страны

Похожие статьи

В чужие страны

В чужие страны


В чужие страны

В чужие страны

В чужие страны

В чужие страны