Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке





«Уралхим» Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Стратегическая селитра

«Уралхим» Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Целых двадцать компаний претендуют на покупку корпорации Chemplex – крупного производителя удобрений, принадлежащего правительству Зимбабве. Местные власти еще не определилось с выбором инвестора, но один из них довольно уверенно заявляет о своих планах покорения Южной Африки. Дмитрий Мазепин, основной бенефициар и глава совета директоров корпорации «Уралхим», рассчитывает как минимум на 50% акций Chemplex.

Дмитрий Мазепинуже посетил Зимбабве, встретился с новым президентом страныЭммерсоном Мнангагвойи пообещал поставлять удобрения на 200 долларов США за тонну дешевле.

Это в два раза выгоднее, чем платят сейчас африканские сельхозпроизводители. Дмитрий Мазепин хочет завалить южную Африку продукцией «Уралхима» и де-факто контролируемого им «Уралкалия», увеличив поставки в ближайшее время в пять-шесть раз. Эти обещания могли понравиться Эммерсону Мнангагве, он еще не так долго находится на посту в стране, только начинающей приходить в себя после долголетнего правленияРоберта Мугабе, пришедшего к власти на волне антиколониального движения и, как водится, задержавшегося у власти на четверть века. Результатом его правления стали санкции, которые США и ЕС ввели против Мугабе и его окружения, обвиняя их в авторитаризме и нарушениях демократии и свобод. Санкции действовали 17 лет (американские еще так и не сняты) и фактически остановили развитие страны и бизнесChemplex Corporation— крупнейшего производителя удобрений в Зимбабве.

Колониальное предприятие

Корпорация Chemplex появилась на свет задолго до рождения государства с нынешним названием. В 1924 на территории Южной Родезии обосновалась Южно-Африканская корпорацияAfrican Explosives and Industries(AE&I). И Южная Родезия и AE&I были типичным продуктом британской колонизации. Родезия получила свое название отСесиля Родса— легендарного британского колонизатора, главным конкурентным преимуществом которого были пулеметы системы «Максим». С их помощью частная армияБританской Южноафриканской компании(British South Africa Company) — корпорации, созданной Родсом, зачистила обширные территории (включающие нынешние Зимбабве и Замбию) от местного населения для расселения на этих землях белых колонистов. British South Africa Company — частное предприятие, которое финансировалась в основном Натаном Ротшильдом, но захваченные территории стали официальной колонией Британской империи.

В свою очередь AE&I также представляла собой типичное колониальное предприятие, им владели на паритетных началах De Beers Consolidated Mines Limited (детище все того же Сесиля Родса) и Nobel Industries Limited (британский бизнес изобретателя динамита Альфреда Нобеля). Удобрения являлись для AE&I побочным бизнесом, изначально она специализировалась на производстве взрывчатки, которую поставляла для нужд горной индустрии (как правило на шахты, которыми владела De Beers). Таким образом корпоративные корни Chemplex Corporation уходили в Лондон, и сохранились после того, как Южная Родезия попыталась повторить путь ЮАР (и США) — избавиться от Британской империи, но сохранить статус «белой» колонии. Эта попытка не удалась, и Южная Родезия пошла по классическому пути африканской деколонизации. А в 1990-м году после того как всем стало очевидно, что режим борца с колониализмом Роберта Мугабе приобретает характер коррумпированной политической монополии, AECI поспешило продать свой бизнес по производству удобрений правительству Зимбабве (так стала называться Южная Родезия).

Тело ранее убитого журналиста Джамаля Хашогги растворили в кислоте. Следствием были обнаружены следы биологических останков, подтверждающие данную версию.

Бизнес Chemplex сумел выжить в новых политических условиях только потому, что оказался под контролемгоскомпании IDCZ(The Industrial Development Corporation of Zimbabwe), которая, несмотря на свою государственную принадлежность, была коммерческим предприятием и сохраняла некоторую независимость в условиях, когда началось тотальное разграбление колониального наследства.

Таким образом приватизация Chemplex представляет собой продажу пакета акций, принадлежащего IDCZ. Подготовка к продаже стартовала еще в 2016 году, когда стало известно о том, что IDCZ привлекла для этой цели группу финансовых консультантов.

По условиям, которые были обнародованы в местной прессе, перспективный покупатель обязывался инвестировать в предприятие дополнительные средства, а также обеспечить его новыми технологиями. В российской деловой практике 1990-х годов такая приватизация обычно проходила под флагом инвестиционных соглашений.

Поделимся российским опытом

В атмосфере подобных соглашений произошла приватизация всей российской индустрии удобрений. Российский олигарх Дмитрий Мазепин сумел «сложить» в нынешний «Уралхим» свои активы в результате целого ряда непростых операций и сделок, конечным результатом которых стало перетекание крупнейших предприятий по производству удобрений из-под контроля государства под контроль частных лиц. Точный состав их доподлинно неизвестен, но зато на слуху имена тех людей, кто пестовал Дмитрия Мазепина, а потом все куда «задевались».

К примеру бывший председатель Российского фонда федерального имуществаВладимир Малин, которого в 2004 году отстранили, а затем окончательно освободили от должности председателя РФФИ. «Дело Малина» грозило стать частью «дела ЮКОСа», так как чиновник оказался частью схемы, которая позволила узаконить «приобретение» 20% акций «Апатита» (производителя удобрений) за 425 млн рублей в обмен на обещания инвестиций (которые остались обещаниями). Тогда же Владимира Малина обвинили в «помощи» в перегрузке минеральных удобрений через мурманский причал, за что чиновник и его родственники качестве благодарности получили долю в бизнесе, два коттеджа и «Мерседес».

Тем не менее следствие решило не углубляться в детали, и «дело об удобрениях» было спущено на тормозах. Владимир Малин получил четыре года лишения свободы условно с пятилетним испытательным сроком и вскоре вообще исчез с радара большой политики и бизнеса.

Зато на небосклоне мирового рынка удобрений зажглась звезда его заместителя — Дмитрия Мазепина. Такое быстрое восхождение выпускника Минского суворовского военного училища, военного переводчика, служившего в Афганистане, стало основанием для подозрений о том, что Мазепин мог быть просто новым интерфейс реальных инвесторов, решивших создать могущественный синдикат на мировом рынке удобрений.

Зимбабвехим Дмитрия Мазепина

Потребление азотных удобрений составляет около 70% от всей совокупности минеральных удобрений. К их числу относится и аммиачная селитра. Россия — крупнейший на мировом рынке экспортёр аммиачной селитры. На ее долю приходится около 35% мирового экспорта. «Уралхим» — второй по величине в мире производитель этого вида азотных удобрений, которые стали побочным продуктом производства взрывчатки (и до сих пор остаются важнейшим прекурсором этого производства). Крупнейшие покупатели российской селитры — Бразилия, Перу, Украина, Турция. Все они находятся в зоне серьезных геополитических рисков. Именно этим объясняется поиск Мазепиным новых рынков. Тем более, что многие зарубежные покупатели стали избегать взрывоопасного удобрения и переходить на менее опасный карбамид. В результате большая часть производимой в России аммиачной селитры потребляется сейчас на внутреннем рынке. В этом смысле появление на инвестиционном радаре Уралхима зимбабвийской фабрики может оказаться настоящим подарком судьбы для всех заинтересованных лиц. С учетом того, что за этим приобретением последует радикальное увеличение объемов производства Chemplex даже на старых мощностях. Африканский рынок не имеет границ. Особенно если покупаешь старое колониальное предприятие со связями. Напомним, что сам факт владения «Уралхимом» Мазепиным остается весьма условным. Собственно, как и все владения наших новоиспеченных олигархов. А все их пути, как известно, неизбежно ведут в Лондон.



Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке

Уралхим Дмитрия Мазепина растворяется в Юго-Восточной Африке