Рассказ донецкого ветерана

Рассказ донецкого ветерана

В 44-ом бандеровцы убивали моих боевых подруг, теперь — моих земляков

Валентина Григорьевна Денисова— ветеран Великой Отечественной войны, участник боевых действий. В Красную Армию ушла добровольцем осенью сорок первого в семнадцать лет.

Всю войну прошла в составе батальона ВНОС (внешнее наблюдение, оповещение и связь). В её обязанности входило заранее оповещать воинские части о приближении вражеской авиации. Сейчас В. Денисова проживает свою вторую войну с фашистами, в Донбассе, и вспоминает свой боевой путь.

— С боями прошли мы российские области, большую часть Украины, — рассказывает Валентина Григорьевна. — Уже за Днепром пошли разговоры о том, что на Западной Украине действуют националистические банды. Как-то этому не верилось, поскольку простые украинцы повсюду встречали нас как своих братьев-освободителей.

Однако когда наша часть дислоцировалась на Волыни, мы на себе испытали действие зверского лозунга Степана Бандеры о том, что власть украинских националистов должна быть страшной.

Диверсии, убийства, нападения на советских военнослужащих не прекращались ни на сутки. Дошло до того, что террористы заманили в ловушку и зверски убили военного коменданта города Ровно. А его отрезанную голову прислали на квартиру жене коменданта.

Оуновцы непрерывно нападали на советские маршевые части, устраивали диверсии, подрывали идущие к фронту эшелоны. Тех бойцов, кто по лесным дорогам в одиночку или мелкими группами догоняли свои части, захватывали в плен, резали на части, живьём насаживали на колья.

В то же время немецкая авиация сильно бомбила Ровно и его окрестности. А бандеровские бандиты нападали на наших наблюдателей, мешая им вовремя предупредить об опасности.

— Получается, что бандеровцы напрямую сотрудничали с гитлеровцами, а не вели войну на два фронта, как сейчас утверждает киевская пропаганда?

— Именно так оно и было. Бандеровцы действовали на руку гитлеровцам. Да и сами ходили в униформе с немецкого плеча, были вооружены по большей части немецким оружием — теми же автоматами «шмайссер». Да и в захваченных схронах находили немецкие консервы и амуницию.

— Не могли бы вы рассказать о каком-нибудь конкретном эпизоде террористической деятельности бандеровцев?

— Несколько девчат из нашего батальона находились на постое в отдалённом селе у немолодой волынянки, сыновья которой воевали в отрядах УПА. Мамаша известила сынков о том, когда наблюдательницы сменяются с дежурства, и те нагрянули все своей бандой.

Девушки пытались, укрывшись на чердаке, отстреливаться из пистолетов. Однако силы были слишком не равными. Эти нелюди захватили их живьём. Долго мучили, пытали. Обнажённые и изуродованные трупы наших подруг — вот и всё, что увидели прибывшие к ним на выручку бойцы.

— Сейчас модно стало извращать факты, пытаясь представить дело таким образом, что оуновские палачи были светлыми «рыцарями», а зверства над мирным населением чинили спецотряды НКВД: сжигали хаты, набивали колодцы трупами…

— Всё происходило с точностью до наоборот. Именно такие свои преступления вчерашние и нынешние бандеровцы приписывали истребительным отрядам НКВД и «ястребкам» — добровольцам из числа местного населения.

— Выходит, никаких репрессий против даже той части населения, которая активно поддерживала бандеровщину, не применялось?

— Жителей тех сёл, где активно помогали бандитам и добровольно посылали своих сыновей в леса, депортировали в Сибирь, где предоставляли им жильё и работу. Заметьте, не сжигали живьём в домах, не топили и вешали, как поступали вояки с мирными жителями и пленными, а только ссылали.

— Сейчас дети и внуки бандеровцев взяли в руки оружие и снова пошли убивать мирных людей…

— И самое страшное, что они осуществили мечту бешеного Бандеры о том, что когда-нибудь оуновские отряды перейдут Днепр и будут воевать на Востоке Украины.

Как прямой свидетель и участник событий Великой Отечественной войны на Западной Украине, я свидетельствую и утверждаю, что современные бандеровцы являются прямыми наследниками своих дедов — гитлеровских прислужников. Они используют те же самые методы устрашения и истребления не просто противников или даже инакомыслящих, а всех жителей Донбасса, до которых могут дотянуться их кровавые лапы.

Пытки, изнасилования, массовые убийства — всё повторяется с ужасающей точностью, как и семьдесят лет назад.

Я верю, что будет новый Нюрнбергский трибунал и теперешних палачей тоже повесят за их преступления.



Рассказ донецкого ветерана

Рассказ донецкого ветерана

Рассказ донецкого ветерана

Рассказ донецкого ветерана

Рассказ донецкого ветерана

Рассказ донецкого ветерана