Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд





Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Скауты Англии, Франции, Нидерландов, Бельгии, став солдатами, отважно сражались против гитлеровских вояк, которые поголовно были воспитанниками гитлерюгенда. Непревзойденно мужественно бились с фашистскими оккупантами и бывшие пионеры Советского Союза.

писатель Дмитрий Ледовской
Не только бывшие – самые настоящие мальчишки и девчонки, припрятавшие от карателей красные галстуки, выходили на тропы войны, многие, в том числе Герои Советского Союза, такие как Лёня Голиков, Зина Портнова, Александр Чекалин, Валя Котик, Марат Казей, погибали в боях или были казнены фашистами.

Всего к сонму героев-пионеров причислено более сотни советских ребят. Казалось, нет места сомнениям в благородном отношении к судьбам свято погибших, к тем, кто выжил, не запятнав своей чести, верности Родине, её тогдашним идеалам.

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Ан нет, возникает в который раз на пятнистом политическом небосклоне всклоченный седыми буклями Леонид Гозман, который в своих выступлениях пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Для чего?

Известно, что Гозман, приверженец западных «ценностей», нередко выступал с антироссийскими заявлениями, направленными, в основном, против политики российской власти на международной арене, но в последнее время его вдруг завернуло на желании уравнять действия СМЕРШа и немецкого гестапо, гитлерюгенд и советскую пионерию.

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

На тему уравнения гестапо и СМЕРШа уже сломано столько журналистских и политических копий во всех средствах российских СМИ, что возвращаться к ним нет сейчас смысла.

Напрашивается лишь один вывод – Гозману безумно хочется уравнять СССР и фашистскую Германию в их политических структурах, негативном влиянии на судьбы народов всего мира, в общем, во всём, что взбредёт в голову.

Что касается структурирования силовых ведомств, то здесь действительно много общего. Специфика работы приводит к общим выводам, общим формам и методам действий. Разное – цели и задачи. Это относится и к структуре детских организаций.

Везде дети (скауты, бойскауты, пионеры, волонтеры, харцеры) собираются в отряды, поют свои песни и гимны, имеют свою форму, свои значки и флажки. Никуда от этого не деться во всем мире! Отличие в одном, но очень существенном – идеологии.

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Вот здесь и выясняется тщательно скрываемая Гозманом идея разрушения тех духовных ценностей, что стали камнем преткновения для русофобов. И первым делом это патриотизм. В духе патриотизма воспитывались очень умело и члены гитлерюгенда.

Главными лозунгами молодых фашистов были: «Германия превыше всего», «Бог с нами», «Один народ, одна страна, один фюрер», «Натиск на Восток», «Фюрер и Отечество», а на кинжалах членов гитлерюгенда красовалась надпись «Кровь и честь».

Всё в духе тевтонских рыцарей, всё для войны и движения на Восток, то есть против СССР, заодно и на Запад, который Германия практически захватила. До Англии только не добралась, не успела, да и пролив Ла-Манш помешал.

Лозунги и девизы советских пионеров, звучавшие в одном временном пространстве, были существенно другими. Самые известные: «Будь готов!», «Пионер – всем ребятам пример», «Бороться и искать, найти и не сдаваться», «Пионеры всей страны делу Ленина верны», «Пионер всегда говорит правду», «Пионер дружит с детьми всех стран мира»… Слово «дружить» я так и не нашёл в лозунгах фашистских юнцов.

Знает ли Гозман, что наши ребята, следуя заветам дружбы, активно участвовали в помощи испанским детям, беженцам из стран Европы, где было много еврейских девочек и мальчиков, собирали металлолом, макулатуру, вместе с родителями забирали малолетних изгнанников в свои семьи?

Были там и немецкие ребятишки. Именно наши пионеры, молодежь, воспитанная на мирных, далёких от агрессии лозунгах и девизах, стала лицом к лицу с гитлеровской военной ордой и победила! Оспорить это невозможно!

Идеология Страны Советов, а значит, и её молодёжи, оказалась намного ближе и понятнее таким великим лидерам Запада, как Уинстон Черчилль, Шарль де Голль, Франклин Рузвельт, возглавляемым ими народам, воспитанникам тех скаутских организаций, что также пошли в бой против гитлеровцев.

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Преимущество пионерской организации СССР перед скаутами выразилось, что будет странным для таких как Леонид Гозман, в демократической основе движения.

Российские скауты так и не стали массовой организацией, этому мешал и дворянско-имущественный ценз для вступающих, пионеры были более гостеприимны и открыты для большинства детей, хотя, конечно, первоначально инстинктивная неприязнь к детям из богатых семей существовала и там.

Я не был активным пропагандистом пионерских ценностей, мало того, следуя законам шпаны, выходя в арбатский двор, прятал в карман свой галстук. Там надо было быть свободным от официальной детской организации.

Но ещё сознательнее снимался красный галстук перед дракой в школе или на улице. Драться в пионерском галстуке означало осквернить его.

Ещё бытовал такой момент: если кто-то хватал меня за галстук и спрашивал: «Ответить за галстук», – я (как и другие ребята) незамедлительно и сурово отвечал:

– Не тронь рабочью кровь, она и так пролита!

Так что вопросы чести были для нас не пустыми словами, подобными надписям на вражеских кинжалах.

До сих пор в даты рождения пионерской организации, 19 мая, мне звонит бывший вожатый, великолепный педагог и переводчик с немецкого (!) Валерий Глезаров и весело восклицает:
– Ответь за галстук!

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд.

Пласт людей, относящихся к пионерии с симпатией, в нашей стране необычайно широк и глубок. Миллионы из нас прошли турпоходы, детские лагеря, костры, песни.

Впитывали романтику дружбы, любви к своей стране, её истории. Многие, даже не надевшие красные галстуки, готовились стать героями в боях или труде.

При всех многосложных отношениях внутри пионерской жизни, принятии и непринятии её законов существовало, как бы надо всем, глубокое уважение к тем ребятам, кто сражался и погиб в прошедшей войне.

Долгие годы, да, пожалуй, всю жизнь, я помню книгу Льва Кассиля «Улица младшего сына» о пионере Володе Дубинине, посвященную юному партизану керченских катакомб, погибшему при взрыве немецкой мины. Уже окончилась война, но Володя кинулся помогать сапёрам обезвреживать от мин подземные галереи.

Мы много читали о подвигах пионеров, но больше всего запомнилась смерть Володи Дубинина уже после боевых действий, когда всё страшное осталось позади. Сетуя, зачем мальчишка пошёл к сапёрам, мы всё-таки видели и себя на его месте.

Мины оставили наверняка воспитанники гитлерюгенда, с которыми пытается уравнять Леонид Гозман нашего кумира и друга Володю Дубинина и всех, кто воевал и погиб в битве с фашистами.



Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд

Леонид Гозман пытается уравнять пионерию и гитлерюгенд