Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами





Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами

Постепенно страны Европейского союза начинают все чаще заботиться о собственных интересах, и перспективы нового расширения Евросоюза больше не рассматриваются всерьез. Это больно бьет по тем странам, которые проводили реформы в надежде на членство –Украине, МолдавиииГрузии, и в итоге под вопрос ставится будущее демократии и рыночной экономики в этих государствах, пишет Financial Times.

Украина

Европейский союз сейчас переживает ряд кризисов, пишет Financial Times. «Его может разорвать от кризиса с беженцами, от роста националистического популизма в Центральной Европе, от последствий возможного выхода Великобритании, или от возвращения в какой-либо форме долгового кризиса, который вот уже пять лет разоряет Грецию».

Однако те риски, которые эти кризисы представляют для ЕС, кажутся несерьезным по сравнению с последствиями, которые они могут нести для стран-соседей Евросоюза, особенно для Украины, считает автор статьи научный сотрудник Института американского предпринимательства Далибор Рохач.

Евросоюз, уверен политолог, в конечном счете найдет выход из своих нынешних проблем. Однако в этом процессе ему придется больше заботиться о собственных интересах и работать со своими восточными соседями.

Единство, которое Европа показала по отношению к украинской политике России, достаточно слабо и вскоре его заменит более сухой реализм, который поставит на первое место интересыГерманиииФранции. И яркое тому подтверждение – недавний визит в Москву вице-канцлера Германии, который приехал, чтобы обсудить двусторонние связи между странами, равно как и бывший французский президент Николя Саркози.

Кроме того, если Европа снова станет «крепостью», то перспективы дальнейшего расширения и вовсе станут недостижимыми, что крайне негативно скажется на Украине и прочих государствах, которые стремились в Европу, пишет автор статьи. К примеру, на саммите, который прошел в мае в Риге, так и не были представлены никакие временные рамки для вступления новых стран. Тем временем в Молдавии поддержка идеи вступления в ЕС все ослабевает, а на Украине закрывается окно возможностей, которое открылось сразу после «майдана».

Украина как в жопу пьяная блудницаУкраина как в жопу пьяная блудница

И на Украине, и в Молдавии затухают реформы, отмечает автор. Однако причина того, что в посткоммунистических странах Центральной Европы в конце 1990-х годов реформы были удачными, заключается в том, что у них были перспективы вступления вЕвросоюзв обозримом будущем. «Сегодня же украинцы не видят вознаграждения — помимо финансовой помощи – за все свои достижения за последние полтора года». Так, например, разъясняет политолог, Киев достиг профицита бюджета и принял новый закон об энергетике по европейским стандартам.

Корень всех проблем Евросоюза Далибор Рохач видит в отсутствии лидеров. При этом ни один из ведущих европейских политиков не рассматривает новое расширение ЕС как приоритет. Европейские институты, в свою очередь, используют этот механизм на автоматическом режиме, не придавая ему значения ступени для вступления в ЕС. Это проявляется хотя бы в том, что украинцам по-прежнему нужны визы для поездок поШенгену. И тем самым политические силы, которые пытаются направить Украину к демократии, не получают дополнительного стимула в виде возможности безвизового перемещения.

Европейцы не должны довольствоваться тем, что ЕС заботится только о собственных интересах, реагирует на кризисы, которые вызваны его же бездеятельностью и забывает об окружающем мире до тех пор, пока напрямую не будут затронуты его интересы.

Однако пока не сменится поколение лидеров и пока все страны не поймут эту идею, похоже, именно к этому Европа и движется. А в итоге под угрозой оказывается будущее либеральной демократии и рыночной экономики на Украине, в Молдавии и Грузии, пишет Financial Times.



Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами

Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами

Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами

Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами

Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами

Financial Times: Европа превращается в крепость, и Украина остается за ее стенами