Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

В морг, значит, в морг: Тереза Мэй просила у Брюсселя отсрочки на три месяца, но Евросоюз согласился только на 24 дня.

Как уже говорилось ранее, после торжества маразма, которое на прошлой неделе устроил британский парламент, спасти Соединенное Королевство могло только чудо. И ее премьер-министр о нем страстно молила Европу.

Тереза Мэй направила председателю Европейского совета Дональду Туску письмо, в котором настойчиво попросила отодвинуть крайнюю дату запуска физической процедуры Brexit с 29 марта еще хотя бы на три месяца, то есть до 30 июня 2019 года. Понятно, что в нынешнем реальном положении дел эти 90 суток ничего реально поправить бы не могли, однако утопающий, как известно, готов хвататься за любую соломинку в надежде на чудо.

Однако европейцы войти в положение закономерно не пожелали. Именно по тем причинам, которые были озвучены в прошлом комментарии о состоянии дел с «разводом». Во второй декаде мая в ЕС запланированы очередные выборы в Европаламент, которые должны стать переломными для всего Евросоюза. Во всех смыслах, от стратегического до тактического.

Да и честно говоря, помимо заявленной грандиозной битвы между евроскептиками и еврооптимистами, далеко не самым последним решающим фактором является и тот факт, что освобождающиеся, после ухода британцев, места уже давно негласно поделены между остальными участниками.

Нет, не физически. Хотя Brexit и оставляет вакантными 73 кресла (третье по общему размеру место в Европарламенте, равное Италии, на одного депутата уступающее Франции и лишь на 23 меньше, чем у ФРГ), их уже окончательно решено распределить «по справедливости». 46 мест «заморожены» под возможный будущий рост общей численности населения ЕС. Депутаты там выбираются на основе жесткой численной квоты, значит, в будущем потребность в дополнительных голосах для участвующих стран неизбежно возникнет, так что запас оказался очень вовремя и к месту.

Остальные 27 уже розданы оставшимся странам, и драка в процессе под ковром шла нешуточная. По пять дополнительных мест получили Франция и Испания. По три места перепало Италии и Нидерландам. Два досталось Ирландии. По одному месту себе выторговали Австрия, Дания, Польша, Румыния, Словакия, Финляндия, Хорватия, Швеция и Эстония. Разве что немцы остались при своих, так как и без того владеют максимально возможной по европейским нормам квотой, доступной любому одному государству.

Словом, пока британцы два года топтались у выхода из зала, прочие «европейские товарищи» их долю пирога уже втихую оприходовали. Отменить результат без сильно негативных последствий для Евросоюза уже никто не в силах. Да и желающих «вернуть как было», откровенно говоря, тоже нет.

Ирония происходящего заключается в том, что документ с официальным решением «как делить британское наследство» европейскими бюрократами был подготовлен еще в сентябре 2018 года, а голосование по нему состоялось на пленарном заседании Европарламента 7 февраля 2019.

Не знать о происходящем британцы не могли, но они высокомерно делали вид, что все это не всерьез, что их происходящее не касается и будет легко отменено в любой момент, как только Лондон того пожелает. Тем не менее, недавно Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер все же доступно объяснил премьеру с Острова всю глубину британских заблуждений.

Почти как в анекдоте. «Вы там как хотите, но похороны завтра». Ответ за слова и поступки надо держать. Отсрочка на три месяца, еще одна? Никак невозможно. Максимально возможный предельный срок — 23 мая. «В противном случае стороны столкнутся с институциональными трудностями и правовой неопределенностью», которая никому в Европе не нужна ни за какие деньги.

В переводе на понятный русский текущая ситуация выглядит так. Финальная дата — 29 марта — по-прежнему остается в силе. Слова главного переговорщика по Brexit от ЕС Мишеля Барнье о возможности «еще чуть-чуть подвинуться», но только при условии получения от Британии четкого обоснования причин, конкретного плана действий ее страны на это время и твердых гарантий достижения согласия со всеми британскими партиями и движениями в парламенте – в силе остаются также. Юнкер лишь конкретизировал, что даже в этом случае больше 24 дней Лондон не получит ни при каких обстоятельствах.

А так как сэры и пэры убедительно продемонстрировали принципиальную невозможность достижения согласия внутри страны, то фактически Терезу Мэй только что публично послали в пешую туристическую поездку «в один известный город в Перу». Разве что сделали это с элегантной вежливостью. Не подкопаться.



Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет

Британия просила Европу о чуде, но чуда не будет